В Ярославской области увеличат посевы льна

17
Май
2018

В 2018 году регионы Нечерноземья планируют увеличить посевы льна-долгунца. Это при том, что в последние годы льняной клин повсеместно сокращался. Казавшийся необратимым процесс остановлен на стадии, когда от былых масштабов льнопроизводства уже мало что осталось. Чтобы переломить ситуацию, на поддержку отрасли из федерального бюджета в 2018-2020 годах будет направлено 22 миллиарда рублей. Представители бизнеса надеются, что попытка «вскочить в последний вагон» едва не ушедшего поезда окажется успешной.

Одежда из льна может быть не только практичной, но и красивой.

10 тысяч на гектар

Согласно данным департамента АПК и потребительского рынка Ярославской области, в 1971-1975 годах в регионе посевами льна было занято 43 тысячи гектаров (сейчас вся Россия сеет около 47 тысяч). К 1990 году ярославский льняной клин сузился до 33 тысяч гектаров, к 1990-му — до четырнадцати. В 2010 году льном в области засевали уже около четырех тысяч гектаров, а в 2017-м эта сельхозкультура занимала 2,5 тысячи га.

Причина, по которой отрасль ушла в пике, комплексная: это и чрезвычайная трудоемкость производства, и отсутствие современного оборудования, от которого напрямую зависит качество продукции, и задавивший отечественную легкую промышленность вал китайско-турецкого ширпотреба. И только политика импортозамещения оказала на льноводство, как и в целом на АПК, реанимирующее воздействие. Зависимые от заграничного хлопка отрасли промышленности пристальнее взглянули на то, что мы имели, но не хранили, и выяснилось, что чужому хлопку на замену во многих случаях с успехом может прийти свой родной лен.

Продукция льноводства востребована многими отраслями — начиная от легкой промышленности и заканчивая фармацевтической, пищевой и даже «оборонкой», потому что при производстве пороха используется хлопок. «Лен в этом случае может стать хорошей альтернативой хлопку, — говорит и. о. директора регионального департамента АПК Сергей Камышенцев. — Лен – это масло, в котором содержание полиненасыщенных жирных кислот «Омега-3» выше, чем в норвежской красной рыбе. Это пеллеты из тресты для обогрева домов, вата для медицины, пакля для строительства, бумага, композиционные материалы для авиа- и автомобилестроения».

Отрасль получила статус приоритетной, а незадолго до посевной-2018 Минсельхоз сделал льноводам неслыханный подарок, объявив, что отныне на каждый засеянный льном гектар из госбюджета им будет выплачиваться 10 тысяч рублей. Также они могут рассчитывать на льготные краткосрочные и инвестиционные кредиты, а в перспективе — на возмещение 50 процентов затрат на создание и модернизацию предприятий льняного комплекса (Минсельхоз внес такое предложение в правительство).

В Ярославской области, со слов Сергея Камышенцева, к десяти тысячам федеральных рублей будет добавлено шесть с лишним тысяч региональных. Кроме того, местные льноводы, а в области семь таких хозяйств, уже не один год имеют право взять без торгов заброшенную землю для возделывания, за что им тоже выплачивается шесть тысяч рублей на гектар и предоставляется возможность купить нужную для обработки земли технику с 20-процентной скидкой. Спецтехнику для возделывания льна они могут приобрести в лизинг с годовым удорожанием в 2,4 процента.

Лишь бы не передумали

Есть и другие региональные меры поддержки, но вот консолидированная погектарная до последнего времени в Ярославской области составляла всего полторы тысячи. В новой «редакции» она выросла до 16,8 тысячи рублей. Однако льноводы в своих оценках пока сдержанны — как будто боятся радоваться: вдруг в этом году дадут, а в следующем передумают… — Это неплохо, — несколько остужает эмоции корреспондента директор предприятия «Лен» из Пошехонского района Герасим Васильев. — Если поддержка сохранится и будет системной, то позитивные изменения возможны. Лишь бы не получилось, как с разговорами о том, что нужно частично заменить на лен хлопок в тканях, которые закупаются для нужд государства, то есть для больниц, армии и так далее. Такие разговоры я слышу с 2008 года, но ничего в этом направлении не сделано до сих пор. Поддержка должна быть постоянной, потому что никакой инвестор в этот бизнес не пойдет, если увидит метания, шатания и конвульсии.

При впечатляющих суммах поддержки себестоимость выращенного льна, объясняют специалисты, все равно намного выше — уж слишком трудоемок процесс. Его составляющие — обработка почвы, внесение удобрений, подготовка семян к посеву, сам сев, обработка химикатами для уничтожения сорняков, теребление льна (то есть выдергивание растений из почвы), укладка в так называемую ленту, которую надо переворачивать, чтобы лен равномерно вылеживался, прессование в рулоны, вывоз с поля… Ориентировочно набегает 35-40 тысяч. Дождливое прошлогоднее лето превратило укладку в ленту в настоящее издевательство над людьми, потому что высушить урожай под открытым небом было совершенно невозможно. Если же использовать сушилки, цена подскакивает еще выше.

«Мы — как второклассники» — Чем хуже погодные условия, тем техническая оснащенность льноводческих хозяйств должна быть лучше», — уверен Герасим Васильев.

Но одно дело — что должно быть, и другое — что есть в реальности. А есть то, что в условиях, когда предприятия еле держались на плаву, о техническом перевооружении часто не могло быть речи. Тем более что у производителей оборудования трудностей было не меньше. Льноводы рассказывают, что, например, в организации из другого региона, специализирующейся на разработке и выпуске техники для льноводства, половина оборудования находится в чертежах, потому что нет денег на опытные образцы и их испытания.

«Я ездил в Белоруссию, смотрел, какая у них техническая оснащенность. Так вот мы — как будто второклассники, а они — уже близки к выпускному. А все потому, что льноводство у них давно и серьезно поддерживается государством. И белорусы с продукцией более высокого качества очень уверенно чувствуют себя на нашем рынке», — продолжает льновод Васильев.

Поэтому, несмотря на впечатляющие цифры господдержки, ярославские льноводы к своим гектарам новые плюсуют пока очень и очень осторожно. В департаменте АПК сообщили, что они готовы в этом году увеличить посевы примерно на 200 гектаров — до 2,7 тысячи. А к 2020 году льняной клин в области может вырасти до 4,4 тысячи гектаров.

Кстати, как признался Сергей Камышенцев, пока новые суммы погектарной поддержки не пришли на счета предприятий, они собирались серьезно сократить посевы: «Дай бог, тысяча бы осталась…» Финансовый «костыль» оказался подставлен вовремя.

Но посеять для агрария — не самый главный вопрос. Главный — выросшее потом продать. Каждое предприятие, конечно, как может ищет рынки сбыта, кто-то пробует продавать через посредников свою продукцию даже в Китай. Но руководство областного АПК надеется привлечь на территорию региона инвестора, который занимался бы не первичной (она есть), а глубокой переработкой льна, потому что «маховик запущен и надо срочно найти заинтересованную компанию, чтобы связка «производитель — переработчик» закольцевалась и машина заработала».

Со слов Сергея Камышенцева, инвестор с проектом такого предприятия есть. Теперь надо сделать все, чтобы он выбрал для размещения производства именно Ярославскую область.

А как у соседей Тверская область — традиционно льносеющий регион, но и он, после некоторого увеличения льняного клина три-четыре года назад, по данным федерального агентства «Лен», в 2017 году сократил посевы сразу на 2,4 тысячи гектаров, оказавшись на втором месте в ЦФО после Смоленской области, которая, наоборот, начала объемы наращивать. В прошлом году смоляне засеяли льном 5,1 тысячи гектаров, тверитяне — 4,4. Но в этом году те и другие запланировали существенный рост. В частности, в правительстве Тверской области рассказали, что посевы льна здесь намерены расширить до 7,5 тысячи гектаров, притом, что консолидированная поддержка из федерального и областного бюджетов на один гектар в регионе составит около 12 тысяч рублей. Больше посеют хозяйства в Калининском, Молоковском, Калязинском, Весьегонском, Старицком районах. Всего же выращиванием льна-долгунца будут заниматься 26 тверских хозяйств.

В Смоленской области, по данным обладминистрации, погектарная поддержка будет равна 11,5 тысячи рублей, а в планах на нынешний год — увеличить посевные площади под льном-долгунцом до шести тысяч гектаров. Еще одна льносеющая область ЦФО — Брянская, — по данным агентства «Лен», несколько лет «балансирует» на отметке две тысячи гектаров плюс-минус 200. Костромская, в 2013 году засевавшая льном полторы тысячи гектаров, к 2017 году сократила посевы до 100 гектаров. Аграрии Ивановской области, пять лет назад имевшие в активе 600 гектаров льна, в 2017-м не сеяли его вообще.

Компетентно Александр Ткачев, и. о. министра сельского хозяйства РФ: «Мы провели анализ рынка и видим, что ситуация меняется. И сельхозпроизводители, и текстильные предприятия отмечают растущий интерес к производству льна. Сегодня есть предпосылки для возрождения льняной отрасли в России. Предусмотрены значительные меры поддержки для ее восстановления и динамичного развития. Государственная поддержка льноводческой отрасли в 2018-2020 годах составит 22 миллиарда рублей. Это позволит к 2020 году увеличить сбор льноволокна на треть, до 52 тысяч тонн».

 

 

https://rg.ru/2018/05/15/reg-cfo/v-iaroslavskoj-oblasti-uvelichat-posevy-lna.html