Как заинтересовать мир российской модой

27
Апрель
2018

В эпоху перепотребления и переизбытка одежды, когда на рынок моды новичку нет хода, модельер из Перми Юлия Сунцева — желанный гость на подиумах и шоу-румах мировой моды. Когда ее зовут Милан и Париж, по умолчанию давая понять, что отшивать одежду надо в Азии, Сунцева непреклонна: «Я из Перми никуда не собираюсь». Дерзости ей не занимать: три года назад создание своего бренда RasenA она начала… с поездки в Милан.

Девушка, которую никто не звал

Дебютантка, которую никто не знал и не звал, сама в 2016-м выбрала выставку прет-а-порте Eye on Fashion в Милане.

— Я сразу ориентировалась на весь мир. — Юлия Сунцева говорит о своих амбициях как о должном. — Правила игры на российском рынке еще складываются. А на международном рынке, да, все жестко, но ясно. Итальянцы первые пять лет работают себе в убыток, потом выходят в ноль и их ждет 55-процентный налог. Я в Перми на третий год выхожу в ноль, налоги у нас ниже, но за пределы Пермского края хода нет. Вот я и решила на внутренний рынок зайти через мировой.

С ходу ее заметили несколько итальянских байеров, предложили показывать коллекции в их шоу-румах. Теперь предколлекцию каждого сезона Сунцева везет на обзор в Милан и Париж. В мекку мировой моды она тоже заявилась сама. Просто сопоставила цены: выставиться в Милане и Париже стоит от 400 евро, в Москве — от 1100 евро. И то, если повезет.

Юлия Сунцева выбрала Париж, фестиваль славянской моды Fil Rouge. И не прогадала: ее коллекция взяла одно из призовых мест, а агентство Poulain et Proust в числе восьми брендов, получивших право полгода кочевать по шоу-румам Парижа, выбрало и пермскую RasenA. Так выяснилось, что за дерзостью Юлии Сунцевой стоит трезвый расчет.

Что хотят носить люди

Выпускница пермского Политеха с дипломом МВА проанализировала рынок и остановилась на модерне.

— В стиле ар-нуво никто не работает, — объясняет Сунцева свою стратегию. — Я рискнула. Родовые черты ар-нуво — растительный узор, гибкие текучие формы — это мое. Я их беру из нашей истории. Моя задача — показать, что сарафан или символ чертополоха или одуванчика — не лубок. Это круто. Я вот цветок чертополоха сделала символом коллекции 2018 года. Он, конечно, не сушеный, а лишь орнамент, но — эко — естественных форм и цветов. Меня в Италии и Франции часто спрашивают: «А что вы будете делать, когда символы закончатся?» Я спокойна. Да для меня их тысячи. Когда в Европе от меня такое слышат, удивляются: «Что это за город Perm, где делают такие крутые вещи?»

Сунцева считает, что крутизна Перми в ее корнях. Но есть у силы корней оборотная сторона: себестоимость простой футболки из хлопка, сшитой в Перми, — 590 рублей, в Китае или Бангладеш — 190 рублей. Логика подсказывает, что производство прибыльнее перевести в Азию. Но у модельера Юлии Сунцевой своя логика. Она расширяет производство только в Перми: шьет на трех фабриках и ведет переговоры еще с двумя.

— Приходится маневрировать между позиционированием премиум-класса и покупательской способностью пермяков, увы, низкой. Но я заметила, — делится Сунцева, — люди хотят носить свое. Не в смысле отечественное или бренд малой родины. Нет, люди умнее. Они устали от тренда мировой моды на расширение границ дозволенного. Вот почему люди перестают носить рваные джинсы? Я спросила одну такую клиентку, а она отвечает: «Я их надела. И сняла. Не понимаю, что складывается в головах у тех, кто верит в такую хулиганскую «круть»?»

Именно смена потребительских вкусов и привычек людей подсказывает дизайнеру Сунцевой, что ее ставка на долгосрочные инвестиционные проекты и слоу-фешен, или «медленную моду» — это как линька у животных. Дело неизбежное и экологически рациональное.

Грабли надежд

Вместо ответа на вопрос о том, как она собирается «линять» на внутреннем рынке, Сунцева смеется.

— Я всю жизнь занимаюсь своеобразной хореографией — танцевала на граблях: начинала с того, что ничего не получалось, — делится Юлия Сунцева. — Это как нелегкая судьба легкой промышленности России. Не очень рентабельный и рискованный бизнес, но шансы всегда есть. Вот кто мог поверить еще полвека назад, что Китай станет фабрикой для мировых брендов одежды? А ведь он за основу взял традиции и ГОСТы СССР, замкнулся в своем производстве и открылся миру, когда стал конкурентоспособным. Уверена, и мы доживем до времен, когда услышим: «Капец, какие вещи делают русские!»

 

https://rg.ru/2018/04/19/kak-zainteresovat-mir-rossijskoj-modoj.html